#этоинтересно: Зачем ЦБ выпускать криптовалюту?

На Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) российский президент Владимир Путин не только публично заявил о том, что будущее отечественной экономики связано с новыми технологиями, но и встретилсяс основателем платформы Ethereum Виталиком Бутериным. Это событие стало признанием технологии блокчейна, то есть децентрализованной базы данных, на самом высоком уровне.

Словно не желая терять время, зампред ЦБ Ольга Скоробогатова там же, на форуме, объявила о желании создать национальную криптовалюту, то есть, по сути, о применении технологии блокчейна при эмиссии рубля. Детали проекта появятся только через два-три года — глава ЦБ Эльвира Набиуллина подчеркивает, что вопрос надо еще тщательно изучать. Однако актуальность темы сомнений не вызывает: сейчас на рынке криптовалют настоящий бум.

В начале года биткоин впервые с ноября 2013-го преодолел отметку в $1000 за одну виртуальную монету, и сейчас за него дают около $2500. Вслед за биткоином активно растут и другие криптовалюты. Например, Ethereum с января вырос примерно в 30 раз и достиг уровня в $250 за единицу.

Такой активный рост рынка был вызван целой совокупностью факторов. В частности, в этом году японские власти признали биткоин официальным платежным средством и теперь граждане страны даже смогут открыть банковский счет в этой криптовалюте. Безусловно, легализация биткоина в одной из крупнейших экономик мира не могла не вызвать ажиотажа среди инвесторов. Например, запустившаяся в конце мая японская криптовалютная биржа Z.com была вынуждена временно приостанавливать свою работу после старта из-за огромного наплыва посетителей.

Еще один фактор роста связан с развитием самой блокчейн-экосистемы. В частности, все большее распространение получает механизм ICO (Initial Coin Offering), то есть краудфандинг на блокчейне. Стартапы выпускают собственные криптовалюты с целью привлечения средств для дальнейшего развития, а инвесторы могут ее приобрести и получить прибыль, если стартап будет успешен. Сейчас мы наблюдаем всплеск количества ICO: в частности, регулярно бьются рекорды по количеству собранных средств. Например, стартап Brave, созданный бывшим гендиректором браузера Mozilla Бренданом Эйхом, сумел собрать в ходе ICO $35 млн всего за 30 секунд.

Все эти события не могли не вызвать интереса и у российских властей. Однако отечественные регуляторы с осторожностью относятся к новым технологиям и принимают решения, основываясь на уже существующем зарубежном опыте. Поэтому Россия не первая страна, в которой задумались о выпуске цифровой валюты. Еще в начале 2016 года Народный банк Китая заявил о своих планах выпустить криптовалюту, хотя официального решения не последовало. Тем не менее позже глава регулятора заявлял, что в Китае ведутся разработки по постепенному выводу из обращения наличных средств и переводу местной валюты на блокчейн. Предполагается, что для рядовых китайцев мало что изменится, поскольку система не будет значительно отличаться от уже знакомых WeChat или Alipay. В то же время на местный бизнес решение может повлиять достаточно сильно, поскольку исчезнут посредники. Кроме Китая присматриваются к цифровым валютам и другие страны, например Сингапур, Канада, Германия.

Перевод рубля на блокчейн позволил бы российским властям решить сразу несколько проблем: повысить прозрачность операций и эффективность госсектора, снизить коррупционные риски, ликвидировать теневой банковский сектор, эффективно бороться с уклонением от уплаты налогов и победить бюрократию.

Есть несколько вариантов развития событий. Первый из них предполагает выпуск так называемого битрубля. Перевод российской валюты на блокчейн и в цифровой формат дал был ей преимущество, однако возникает много вопросов. Например, кто будет поддерживать этот блокчейн и будет ли он государственным или публичным. Если публичным, то пока с технологической точки зрения об этом говорить рано, а если государственным, то встает вопрос об использовании битрубля за пределами страны.

Еще один путь, который представляется более осуществимым, предполагает создание государственной блокчейн-системы, объединяющей в себе функции различных финансовых институтов, например банков, депозитариев, налоговых органов и пенсионных фондов. Это позволит автоматизировать процесс уплаты налогов и перечисления средств в фонды.

Возможен также вариант с постепенным внедрением криптовалюты в каких-то отдельных территориальных образованиях, например в Сколково или Иннополисе. С технологической точки зрения для этого уже имеются возможности, в то время как внедрение битрубля на территории всей страны может занять не год и не два, а десятилетие и больше.

Чтобы понять, какой путь изберут российские власти, необходимо следить за реализацией пилотных проектов, например мастерчейна. Эта платформа, которую запускает ЦБ, позволит участникам рынка обмениваться информацией. Кроме того, в ближайшее время возможно внедрение систем идентификации на блокчейне, о чем говорил на ПМЭФ первый вице-премьер Игорь Шувалов. Постепенно будет происходить и процесс перевода некоторых госуслуг на блокчейн.

Несмотря на то что пока бóльшая часть проектов существует только на бумаге, важно понимать, что российские власти уже вряд ли откажутся от идей по внедрению блокчейн-технологий и выпуска криптовалюты в том или ином формате. И дело здесь не только в том, что блокчейн позволяет убрать ненужных посредников, снизить затраты и повысить прозрачность операций. Регуляторы в разных странах мира также будут стремиться реализовать собственные криптовалютные проекты, чтобы не допустить повсеместного использования и распространения таких полностью децентрализованных систем, как биткоин. Контроль за эмиссией денег остается одним из важнейших инструментов монетарной политики властей, и отказываться от него ни в России, ни за рубежом не готовы, поскольку это означало бы слом всей мировой финансовой системы.

 

Оригинал статьи: http://www.rbc.ru/opinions/finances/06/06/2017/593672229a79477b9bdef711?from=newsfeed

Читайте также