Необанки в новой матрице

Много лет российские банки делали ставку на активно-пассивные операции. Этот бизнес давал банкам маржинальность по кредитным операциям до 6–8%, а если взять объемы кредитных портфелей крупнейших банков, то станет понятен и объем их доходов. Транзакции предлагались клиентам «по остаточному принципу», зачастую по символическим тарифам или бесплатно, и как самостоятельный бизнес банками практически не рассматривались.

Отдельные банки долгие годы развивали теневой «транзакционный бизнес» исключительно в части сомнительных операций: обналичивание, вывод за рубеж и прочее. Его доходность была сопоставима с доходностью кредитных операций. И только существенное ухудшение экономической ситуации в стране в 2014 году, которое повлияло на кредитный рынок, а также жесткие меры со стороны регулятора в части борьбы с банками-нарушителями породили, на мой взгляд, существенное переосмысление модели развития практически всех банков, результаты которого мы наблюдаем на рынке сейчас.

Одни банки дополнили кредитование новым качеством и спектром транзакционных услуг, другие выбрали в качестве модели развития только транзакционные услуги. Такие банки стали иногда сами себя называть «необанками». Но поскольку банки обоих типов жестко конкурируют друг с другом на одном и том же поле и за одних и тех же клиентов, они вынуждены оставлять тарифы на транзакционные услуги для корпоративных клиентов низкими. Это не позволяет одним банкам сокращать кредитование до разумного уровня, несмотря на возросшие риски, а другим — развивать сеть отделений, банкоматов и другие услуги. Необанки часто комментируют это как концептуальное решение, но в этом утверждении лишь часть правды. На самом деле отсутствие офисов существенно сокращает продуктовый ряд, повышает риски. А использование «чужих» банкоматных сетей возможно только постольку, поскольку другие банки эти сети обслуживают и развивают.

Должен заметить, что специализация на транзакционном бизнесе несет и определенный риск — значительный объем транзакционных услуг по низким тарифам не всегда гарантирует успех: низкая доходность часто предопределяет отрицательный финансовый результат, ограничивает потенциал для развития и для капитализации банка, отчего он фактически становится венчурным проектом или «бизнесом на продажу».

Близкими к оптимуму можно считать банки, в которых доходы диверсифицированы по разным направлениям бизнеса и относительно сопоставимы по величине: операционные издержки покрываются доходами от транзакционных услуг, банк не зависит от объемов кредитования и рассматривает его как сервис для клиентов, как дополнительный источник маржинального дохода и получения прибыли, а регулируется этот объем в зависимости от рыночной ситуации.

Фактически все признают и декларируют, что транзакционный бизнес — одно из важнейших направлений банковской деятельности. Он может быть прибыльным. Он требует в условиях жесткой и нарастающей конкуренции серьезного внимания и инвестиций со стороны практически любого банка. Он может оставаться единственным бизнесом банка и даже удерживать его на плаву. В хорошее время он может диверсифицировать доходы банка, а в плохое — компенсировать выпадающие доходы от кредитования. Но вокруг него существует и много мифов о замещении банков «финтехами» на этом поприще.

Стоит отметить быстрый и качественный рост транзакционного направления за счет внедрения онлайн-технологий. Многие банки инвестируют в интернет-технологии, в развитие разнообразных онлайн-сервисов. Сегодня трудно представить себе банк без интернет-банка, работающего круглосуточно и предоставляющего широкий перечень услуг в режиме онлайн. Банки активно запускают мобильные приложения. Еще год назад мобильные приложения зачастую позволяли лишь просматривать состояние счетов, документы, сообщения и новости из банка. А сегодня туда активно переносятся транзакции — от создания документа до его подписания и исполнения. Это и платежи, и конверсия, работа с наличными, депозитные операции, работа с кредитами.

Совершенствуются электронные устройства самообслуживания. Ранее мы использовали банкоматы, расширив их функционал выдачей наличных юрлицам по локальной карте «кэш-карт», выбором набора купюр, а также платежные терминалы, позволяющие быстро войти в интернет-банк, подготовить и подписать операции. Сегодня уже используем «кэш-ины» — банкоматы с функцией приема наличных. Это позволяет не только пополнять счета физлиц, но и принимать выручку от юрлиц. В разработке сейчас проведение различных операций, в том числе прием платежей в пользу юрлиц без открытия счета и другие функции.

Меняется схема работы ЦБ, в текущем году все платежи проводятся с 4:00 до 21:00 МСК регулярно и между всеми регионами с интервалами 20–30 мин. Это позволяет отправить и получить платеж из Москвы во Владивосток и обратно в течение пары часов. А с января 2018 года ожидается работа ЦБ в круглосуточном режиме. Пока дискретная работа ЦБ ограничивает скорость проведения платежей между регионами. Но внутренние платежи, обработку «зарплатных ведомостей», заявок на снятие и внесение наличных наиболее продвинутые банки проводят круглосуточно в режиме онлайн.

В перспективе можно ожидать развития транзакционного бизнеса в трех направлениях. Во-первых, существенно упростится и сократится обмен документами с банком в рамках различных сделок и операций, между клиентами — за счет использования единых и общедоступных баз данных. Во-вторых, упростятся интерфейсы работы с различными документами, документы будут предзаполнены или будут формироваться в диалоговом режиме, ряд небанковских операций будут глубоко интегрированы в банковские продукты и станут частью банковского обслуживания. И тогда сделка будет порождать уже готовую транзакцию, а транзакция будет автоматически отражаться в различных контрольных и учетных системах. Это коснется и подачи отчетности, и бухучета, и финанализа, и сделок купли-продажи, и управления инвестициями, и многого другого. В-третьих, продолжат развиваться технологии дистанционного обслуживания: каналы коммуникаций, способы идентификации клиентов и подтверждения операций, устройства дистанционного самообслуживания.

Есть и определенные опасения. Во-первых, легкость проведения транзакций, их простота и скорость проведения входят в противоречие с желанием надзорных органов контролировать все операции и требованием к банкам глубоко разбираться в бизнесе клиента и в экономическом смысле каждой транзакции. Во-вторых, развитие требует инвестиций и окупается только при росте клиентской базы, объемов и стоимости услуг, а затянувшийся экономический кризис этому не способствует. В-третьих, игроки банковского рынка накопили за годы работы множество проблем, как раз не связанных с транзакционным бизнесом, и сегодня большим приоритетом для клиента может быть не сервис, а надежность. Ну и в-четвертых, онлайн-технологии и дистанционное обслуживание порождают много новых рисков, которые предстоит еще оценить и отработать способы управления ими. Именно этим и занимаются наиболее предусмотрительные игроки банковского рынка уже сейчас.

 

Оригинал статьи: http://www.ksonline.ru/281580/neobanki-v-novoj-matritse/

Читайте также