Абсолют Банк позвал в гости финтех

20 июня в Абсолют Банке состоялась нетворкинг-сессия с 10 командами-участниками акселерационной программы Финтех Лаб. Финтех-стартапы представили свои проекты сотрудникам банка из подразделений, отвечающих за активные и пассивные продукты, ИТ, риски, безопасность, юридическое сопровождение, продажи и пр.

В основной части сессии команды рассказали о преимуществах и возможностях своей разработки в формате короткой презентации. Затем общение продолжилось в формате speed-dating— и представители банка смогли пообщаться с проектами, узнать заинтересовавшие их подробности.

«Эта сессия оказалась важной для всех участников,— считает заместитель председателя правления Абсолют банка Татьяна Ушкова.— Лично мне она помогла расширить границы во многих вопросах и увидеть талант и профессионализм людей, работающих за пределами нашего банка — в командах стартаперов. То, что мы выбираем проекты в тандеме с другими крупнейшими банками, только усилили степень значимости этой встречи».

Помимо Абсолют Банка партнерами программы являются «АК БАРС» Банк, ВТБ24, Банк «Санкт-Петербург», Хоум Кредит Банк и международная платежная система Mastercard. Программа рассчитана на 12 недель и завершится в начале сентября. Итогом программы должны стать реализованные банками пилотные проекты совместно со стартапами-“выпускниками” Финтех Лаб.

Начальник управления развития сервисов дистанционного банковского обслуживания Абсолют Банка Василий Потемкин отметил, что считает этап выездных сессий одним из наиболее полезных.

«Это в какой-то степени поворотный момент. И самим компаниям и нам, сотрудникам, погруженным в этот проект, такой формат дает возможность увидеть новые грани, лучше понять слабые и сильные стороны проекта, понять то, что требует более детальной проработки, а также в оперативном порядке обсудить и решить текущие вопросы. Общение оказалось очень продуктивным и интересным для всех участников. Компании, которые не имеют опыта работы с банками, теперь знают наверняка, каким требованиям необходимо соответствовать и какие вопросы могут поступать от потенциальных заказчиков. Мы, свою очередь, смогли еще раз сравнить проекты и понять, что нам наиболее интересно и какие стартапы отвечают нашим требованиям и задачам», —пояснил он.

Все проекты-участники были отобраны совместно партнерами акселерационной программы. Среди заинтересовавших финансовые организации решений оказались, в частности, система распознавания психографического портрета пользователя по поведенческим и транзакционным данным и информации из соцсетей, система биометрической верификации пользователя по голосу, сервис персональных кэшбэк-предложений от ритейлеров, робот-консультант для активного управления инвестициями в акции и облигации и пр.

Необанки в новой матрице

Много лет российские банки делали ставку на активно-пассивные операции. Этот бизнес давал банкам маржинальность по кредитным операциям до 6–8%, а если взять объемы кредитных портфелей крупнейших банков, то станет понятен и объем их доходов. Транзакции предлагались клиентам «по остаточному принципу», зачастую по символическим тарифам или бесплатно, и как самостоятельный бизнес банками практически не рассматривались.

Отдельные банки долгие годы развивали теневой «транзакционный бизнес» исключительно в части сомнительных операций: обналичивание, вывод за рубеж и прочее. Его доходность была сопоставима с доходностью кредитных операций. И только существенное ухудшение экономической ситуации в стране в 2014 году, которое повлияло на кредитный рынок, а также жесткие меры со стороны регулятора в части борьбы с банками-нарушителями породили, на мой взгляд, существенное переосмысление модели развития практически всех банков, результаты которого мы наблюдаем на рынке сейчас.

Одни банки дополнили кредитование новым качеством и спектром транзакционных услуг, другие выбрали в качестве модели развития только транзакционные услуги. Такие банки стали иногда сами себя называть «необанками». Но поскольку банки обоих типов жестко конкурируют друг с другом на одном и том же поле и за одних и тех же клиентов, они вынуждены оставлять тарифы на транзакционные услуги для корпоративных клиентов низкими. Это не позволяет одним банкам сокращать кредитование до разумного уровня, несмотря на возросшие риски, а другим — развивать сеть отделений, банкоматов и другие услуги. Необанки часто комментируют это как концептуальное решение, но в этом утверждении лишь часть правды. На самом деле отсутствие офисов существенно сокращает продуктовый ряд, повышает риски. А использование «чужих» банкоматных сетей возможно только постольку, поскольку другие банки эти сети обслуживают и развивают.

Должен заметить, что специализация на транзакционном бизнесе несет и определенный риск — значительный объем транзакционных услуг по низким тарифам не всегда гарантирует успех: низкая доходность часто предопределяет отрицательный финансовый результат, ограничивает потенциал для развития и для капитализации банка, отчего он фактически становится венчурным проектом или «бизнесом на продажу».

Близкими к оптимуму можно считать банки, в которых доходы диверсифицированы по разным направлениям бизнеса и относительно сопоставимы по величине: операционные издержки покрываются доходами от транзакционных услуг, банк не зависит от объемов кредитования и рассматривает его как сервис для клиентов, как дополнительный источник маржинального дохода и получения прибыли, а регулируется этот объем в зависимости от рыночной ситуации.

Фактически все признают и декларируют, что транзакционный бизнес — одно из важнейших направлений банковской деятельности. Он может быть прибыльным. Он требует в условиях жесткой и нарастающей конкуренции серьезного внимания и инвестиций со стороны практически любого банка. Он может оставаться единственным бизнесом банка и даже удерживать его на плаву. В хорошее время он может диверсифицировать доходы банка, а в плохое — компенсировать выпадающие доходы от кредитования. Но вокруг него существует и много мифов о замещении банков «финтехами» на этом поприще.

Стоит отметить быстрый и качественный рост транзакционного направления за счет внедрения онлайн-технологий. Многие банки инвестируют в интернет-технологии, в развитие разнообразных онлайн-сервисов. Сегодня трудно представить себе банк без интернет-банка, работающего круглосуточно и предоставляющего широкий перечень услуг в режиме онлайн. Банки активно запускают мобильные приложения. Еще год назад мобильные приложения зачастую позволяли лишь просматривать состояние счетов, документы, сообщения и новости из банка. А сегодня туда активно переносятся транзакции — от создания документа до его подписания и исполнения. Это и платежи, и конверсия, работа с наличными, депозитные операции, работа с кредитами.

Совершенствуются электронные устройства самообслуживания. Ранее мы использовали банкоматы, расширив их функционал выдачей наличных юрлицам по локальной карте «кэш-карт», выбором набора купюр, а также платежные терминалы, позволяющие быстро войти в интернет-банк, подготовить и подписать операции. Сегодня уже используем «кэш-ины» — банкоматы с функцией приема наличных. Это позволяет не только пополнять счета физлиц, но и принимать выручку от юрлиц. В разработке сейчас проведение различных операций, в том числе прием платежей в пользу юрлиц без открытия счета и другие функции.

Меняется схема работы ЦБ, в текущем году все платежи проводятся с 4:00 до 21:00 МСК регулярно и между всеми регионами с интервалами 20–30 мин. Это позволяет отправить и получить платеж из Москвы во Владивосток и обратно в течение пары часов. А с января 2018 года ожидается работа ЦБ в круглосуточном режиме. Пока дискретная работа ЦБ ограничивает скорость проведения платежей между регионами. Но внутренние платежи, обработку «зарплатных ведомостей», заявок на снятие и внесение наличных наиболее продвинутые банки проводят круглосуточно в режиме онлайн.

В перспективе можно ожидать развития транзакционного бизнеса в трех направлениях. Во-первых, существенно упростится и сократится обмен документами с банком в рамках различных сделок и операций, между клиентами — за счет использования единых и общедоступных баз данных. Во-вторых, упростятся интерфейсы работы с различными документами, документы будут предзаполнены или будут формироваться в диалоговом режиме, ряд небанковских операций будут глубоко интегрированы в банковские продукты и станут частью банковского обслуживания. И тогда сделка будет порождать уже готовую транзакцию, а транзакция будет автоматически отражаться в различных контрольных и учетных системах. Это коснется и подачи отчетности, и бухучета, и финанализа, и сделок купли-продажи, и управления инвестициями, и многого другого. В-третьих, продолжат развиваться технологии дистанционного обслуживания: каналы коммуникаций, способы идентификации клиентов и подтверждения операций, устройства дистанционного самообслуживания.

Есть и определенные опасения. Во-первых, легкость проведения транзакций, их простота и скорость проведения входят в противоречие с желанием надзорных органов контролировать все операции и требованием к банкам глубоко разбираться в бизнесе клиента и в экономическом смысле каждой транзакции. Во-вторых, развитие требует инвестиций и окупается только при росте клиентской базы, объемов и стоимости услуг, а затянувшийся экономический кризис этому не способствует. В-третьих, игроки банковского рынка накопили за годы работы множество проблем, как раз не связанных с транзакционным бизнесом, и сегодня большим приоритетом для клиента может быть не сервис, а надежность. Ну и в-четвертых, онлайн-технологии и дистанционное обслуживание порождают много новых рисков, которые предстоит еще оценить и отработать способы управления ими. Именно этим и занимаются наиболее предусмотрительные игроки банковского рынка уже сейчас.

 

Оригинал статьи: http://www.ksonline.ru/281580/neobanki-v-novoj-matritse/

#OMG: 49 руб. за денежные переводы по всему миру

В мире ежедневно отправляются и доставляются миллионы международных денежных переводов. Цена перевода в среднем довольно высокая, а вот качество сервисов отправки в большинстве случаев оставляет желать лучшего.

Вот взять, для примера, такие направления как Украина, Казахстан или страны Европы. Кто сталкивался, знает, что стоимость перевода может достигать 5% от суммы, а уж сколько времени и сил придется потратить на отправку через традиционные сервисы – даже и говорить не хочется. Но к радости плательщиков и получателей, теперь есть новый сервис умных трансграничных переводов на карты — PaySend.

PaySend это своего рода iPhone. Как и «детище» Стива Джобса, в свое время «порвавшее» рынок именно потому, что было удобнее и технологичнее аналогов, PaySend совершает революцию на рынке денежных переводов.

Сервис предлагает переводить деньги по всему миру на карты любых банков, не выходя из дома, используя сайт или мобильное приложение для iOS/Android.

Но, в отличие от iPhone, сервис PaySend еще и очень дешево обходится пользователю. Например, комиссия за перевод из России за границу любой суммы — всего 49 .

Теперь давайте рассмотрим подробнее основные отличия PaySend от традиционных сервисов денежных переводов.

1. Офлайн-сервисы — это сложно и долго

Отправителю и получателю надо ездить в пункты переводов. Это довольно непросто и в онлайне, потому что на сайте сервиса переводов надо ввести уйму реквизитов и данных.

PaySend — это просто и быстро. Регистрируетесь по номеру мобильного. Далее выбираете страну получателя, вводите сумму, номера карт — и система в ту же секунду выполняет перевод.

А самое удобное, что еще до осуществления перевода на экране вы видите обменный курс, размер комиссии и количество средств к зачислению на карточку получателя.

Отправить деньги через PaySend — всё равно что SMS с iPhone: удобно, быстро, интуитивно понятно. А ещё, что немаловажно, абсолютно безопасно: данные плательщика и получателя надежно защищены по международным стандартам PCI DSS и 3D SECURE.

2. Обычные сервисы — это, как правило, большая комиссия

Например, вы вряд ли найдете вариант, где за отправку $1 000 с российской карточки на карту европейского банка с вас возьмут меньше 600 . Так ведь многие ещё и не показывают комиссию сразу, и о её конечном размере можно узнать только после введения всех реквизитов и регистрации по номеру телефона.

Кое-кто умудряется содрать свой процент дважды — и с получателя, и с отправителя. С электронными кошельками та же проблема — комиссия за перевод и комиссия за снятие.

Например, у одного весьма популярного сервиса за вывод денег берут 3% от суммы плюс еще 15 рублей.

У PaySend, напротив, с комиссией всё предельно прозрачно и понятно. Она фиксированная и составляет 49 рублей за любой перевод из России как в Европу, так и в бывшие союзные республики.

3. Многие «привычные» сервисы денежных переводов имеют неприятную особенность

Описанные мелким шрифтом детали. Например, сервис заявляет: у нас — дешево, комиссия всего 60 р. за перевод, а чуть ниже указывает дополнительный процент от суммы, зависящий от страны перевода.

Отправляем на Украину 1 000 евро популярным сервисом: 60 р. + 1,5% от суммы, итого — 1 020 рублей, т. е. еще почти 16 евро. А если «двинуть» те же 1 000 евро в Германию, то комиссия составит 60 рублей плюс 4% от суммы, итого — 2 620 рублей, т. е. еще 41 евро.

Причина — в посредниках и банках, каждый из которых берет свой процент за услуги с сервиса, а тот, в свою очередь, покрывает их за счет «дополнительной комиссии» с клиента.

В PaySend низкая фиксированная комиссия за перевод денег в любую страну. Все потому, что в «пищевой» цепочке нет лишних звеньев и чрезмерных затрат.

Компания имеет собственный карточный процессинг и оптимальный «комплект» банков-партнеров в странах присутствия.

4. В обычных сервисах есть еще одна «скрытая угроза»

Речь о валютном курсе. До совершения перевода пользователю показывают «усредненный», «информативный», т. е. не соответствующий реальному курс. А на момент перевода выставляют любой, какой нужен сервису, чтобы компенсировать комиссионный демпинг.

Фактический курс удастся узнать только ПОСЛЕ регистрации в сервисе и введения всех реквизитов.

Чтобы узнать, сколько снимется с карты или сколько точно денег придёт на карту получателю, приходится потратить 5-10 минут минимум.

В PaySend все валютные расчеты прозрачны: и плательщик, и получатель могут заранее до копейки (или цента) посчитать, сколько денег будет списано и сколько зачислено.

Курс валют в PaySend всегда реальный и выгодный, потому что этот международный сервис подключен к нескольким валютным биржам и покупает валютные пары для клиентских транзакций в режиме онлайн.

Международный сервис PaySend работает в России уже больше года и постоянно расширяет свою географию: вдобавок к доступным сейчас странам Европы и бывшего СССР, PaySend намеревается в ближайшее время «открыть» Америку, Африку и Азию.

Если собрать воедино все указанные плюсы: прозрачность, удобство, скорость отправки, честность расчетов, фиксированную комиссия в 49 рублей, широкую распространенность и растущую зону покрытия — получится практически идеальный сервис для трансграничных переводов с карты на карту.

 

Оригинал статьи: https://www.iphones.ru/iNotes/715358

#этоинтересно: Зачем ЦБ выпускать криптовалюту?

На Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) российский президент Владимир Путин не только публично заявил о том, что будущее отечественной экономики связано с новыми технологиями, но и встретилсяс основателем платформы Ethereum Виталиком Бутериным. Это событие стало признанием технологии блокчейна, то есть децентрализованной базы данных, на самом высоком уровне.

Словно не желая терять время, зампред ЦБ Ольга Скоробогатова там же, на форуме, объявила о желании создать национальную криптовалюту, то есть, по сути, о применении технологии блокчейна при эмиссии рубля. Детали проекта появятся только через два-три года — глава ЦБ Эльвира Набиуллина подчеркивает, что вопрос надо еще тщательно изучать. Однако актуальность темы сомнений не вызывает: сейчас на рынке криптовалют настоящий бум.

В начале года биткоин впервые с ноября 2013-го преодолел отметку в $1000 за одну виртуальную монету, и сейчас за него дают около $2500. Вслед за биткоином активно растут и другие криптовалюты. Например, Ethereum с января вырос примерно в 30 раз и достиг уровня в $250 за единицу.

Такой активный рост рынка был вызван целой совокупностью факторов. В частности, в этом году японские власти признали биткоин официальным платежным средством и теперь граждане страны даже смогут открыть банковский счет в этой криптовалюте. Безусловно, легализация биткоина в одной из крупнейших экономик мира не могла не вызвать ажиотажа среди инвесторов. Например, запустившаяся в конце мая японская криптовалютная биржа Z.com была вынуждена временно приостанавливать свою работу после старта из-за огромного наплыва посетителей.

Еще один фактор роста связан с развитием самой блокчейн-экосистемы. В частности, все большее распространение получает механизм ICO (Initial Coin Offering), то есть краудфандинг на блокчейне. Стартапы выпускают собственные криптовалюты с целью привлечения средств для дальнейшего развития, а инвесторы могут ее приобрести и получить прибыль, если стартап будет успешен. Сейчас мы наблюдаем всплеск количества ICO: в частности, регулярно бьются рекорды по количеству собранных средств. Например, стартап Brave, созданный бывшим гендиректором браузера Mozilla Бренданом Эйхом, сумел собрать в ходе ICO $35 млн всего за 30 секунд.

Все эти события не могли не вызвать интереса и у российских властей. Однако отечественные регуляторы с осторожностью относятся к новым технологиям и принимают решения, основываясь на уже существующем зарубежном опыте. Поэтому Россия не первая страна, в которой задумались о выпуске цифровой валюты. Еще в начале 2016 года Народный банк Китая заявил о своих планах выпустить криптовалюту, хотя официального решения не последовало. Тем не менее позже глава регулятора заявлял, что в Китае ведутся разработки по постепенному выводу из обращения наличных средств и переводу местной валюты на блокчейн. Предполагается, что для рядовых китайцев мало что изменится, поскольку система не будет значительно отличаться от уже знакомых WeChat или Alipay. В то же время на местный бизнес решение может повлиять достаточно сильно, поскольку исчезнут посредники. Кроме Китая присматриваются к цифровым валютам и другие страны, например Сингапур, Канада, Германия.

Перевод рубля на блокчейн позволил бы российским властям решить сразу несколько проблем: повысить прозрачность операций и эффективность госсектора, снизить коррупционные риски, ликвидировать теневой банковский сектор, эффективно бороться с уклонением от уплаты налогов и победить бюрократию.

Есть несколько вариантов развития событий. Первый из них предполагает выпуск так называемого битрубля. Перевод российской валюты на блокчейн и в цифровой формат дал был ей преимущество, однако возникает много вопросов. Например, кто будет поддерживать этот блокчейн и будет ли он государственным или публичным. Если публичным, то пока с технологической точки зрения об этом говорить рано, а если государственным, то встает вопрос об использовании битрубля за пределами страны.

Еще один путь, который представляется более осуществимым, предполагает создание государственной блокчейн-системы, объединяющей в себе функции различных финансовых институтов, например банков, депозитариев, налоговых органов и пенсионных фондов. Это позволит автоматизировать процесс уплаты налогов и перечисления средств в фонды.

Возможен также вариант с постепенным внедрением криптовалюты в каких-то отдельных территориальных образованиях, например в Сколково или Иннополисе. С технологической точки зрения для этого уже имеются возможности, в то время как внедрение битрубля на территории всей страны может занять не год и не два, а десятилетие и больше.

Чтобы понять, какой путь изберут российские власти, необходимо следить за реализацией пилотных проектов, например мастерчейна. Эта платформа, которую запускает ЦБ, позволит участникам рынка обмениваться информацией. Кроме того, в ближайшее время возможно внедрение систем идентификации на блокчейне, о чем говорил на ПМЭФ первый вице-премьер Игорь Шувалов. Постепенно будет происходить и процесс перевода некоторых госуслуг на блокчейн.

Несмотря на то что пока бóльшая часть проектов существует только на бумаге, важно понимать, что российские власти уже вряд ли откажутся от идей по внедрению блокчейн-технологий и выпуска криптовалюты в том или ином формате. И дело здесь не только в том, что блокчейн позволяет убрать ненужных посредников, снизить затраты и повысить прозрачность операций. Регуляторы в разных странах мира также будут стремиться реализовать собственные криптовалютные проекты, чтобы не допустить повсеместного использования и распространения таких полностью децентрализованных систем, как биткоин. Контроль за эмиссией денег остается одним из важнейших инструментов монетарной политики властей, и отказываться от него ни в России, ни за рубежом не готовы, поскольку это означало бы слом всей мировой финансовой системы.

 

Оригинал статьи: http://www.rbc.ru/opinions/finances/06/06/2017/593672229a79477b9bdef711?from=newsfeed

#этоинтересно: Начата разработка альтернативного проекта о пользовании big data

Фонд развития интернет-инициатив совместно с бизнесом разработает свою версию законопроекта о «больших [массивах] данных» (big data). Закон готовит рабочая группа при администрации президента, но игроки рынка раскритиковали ее вариант.

О создании альтернативного законопроекта по пользованию и регулированию big data рассказал РБК в ходе ПМЭФ директор Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) Кирилл Варламов. По его словам, над предложениями, которые лягут в основу законопроекта, работают сразу несколько крупнейших компаний из различных областей, включая «МегаФон», МТС, «Яндекс», X5 Retail Group и ассоциацию «Финтех» (объединяет крупнейшие банки).

«Люди все сильнее обеспокоены тем, что их данные используются как-то и где-то, а они об этом ни сном, ни духом, — говорит Варламов. — При этом большие данные — это не только про отдельных людей, а про целые отрасли, и для всех нужно определить правила». По словам главы ФРИИ, сейчас процедуры сбора и оперирования большими данными никак не отрегулированы, в том числе пределы их обращения внутри страны и за рубежом, условия использования российскими и иностранными компаниями.

«С точки зрения рисков, такая неурегулированность означает как минимум две проблемы: потеря Россией рынка с потенциалом капитализации компаний не менее чем в $40 млрд, а также нарушение суверенитета и гостайны — возможность бесконтрольного получения и анализа данных о пользователях», — отметил Варламов и уточнил, что инициативу планируется оформить в законопроект примерно в течение шести месяцев.

Под «большими данными», или big data, операторы связи и интернет-компании понимают операции с большими объемами обезличенной информации о пользователях. Представители «Ростелекома», мобильных операторов «большой тройки», интернет-компаний «Яндекс» и Mail.Ru Group ранее называли big data одним из направлений своего роста.

С 2007 года в России регулируется оборот персональных данных, под которыми понимают любую информацию, которую можно соотнести с конкретным физическим лицом. В частности, с 1 сентября 2015 года закон требует хранить обработанные персональные данные россиян на территории страны.

Осенью 2016 года глава Роскомнадзора Александр Жаров заявил, что рабочая группа по вопросам развития интернета при администрации президента, которую возглавляет Игорь Щеголев, начала разработку законопроекта, регулирующего работу с «большими пользовательскими данными». Определения этого понятия пока нет. Как объяснял представитель рабочей группы, речь идет о всех данных о пользователе, которые собирают информационные системы и устройства, в том числе профили на различных интернет-ресурсах. По мнению главы Роскомнадзора, к этой категории данных можно отнести практически всю информацию о геолокации, биометрии, а также о пользовательском поведении на различных сайтах. «Все это является предметом анализа транснациональных интернет-компаний и, очевидно, требует регулирования, как сейчас работает закон «О персональных данных», — говорил Жаров.

В середине мая «Ведомости» писали, что для регулирования больших пользовательских данных в России может быть создан специальный оператор. Он будет собирать данные со всех операторов — госорганов, юридических и физических лиц. Финансировать его деятельность будет специально созданный фонд, куда операторы больших пользовательских данных будут раз в квартал отчислять 2% доходов от обработки данных.

Кирилл Варламов раскритиковал законопроект об обработке больших массивов пользовательских данных. «Это очень сырой проект, который не обсуждался с отраслью», — говорит Варламов. Среди основных его недостатков он назвал проблему фокуса только на пользовательские данные, хотя основной массив информации формируется «интернетом вещей», то есть приборами, датчиками и механизмами. Проблему он также видит в идее создания единого госоператора ​ big data — некой структуры, куда все, кто работает с большими данными, должны перечислять 2% от своих доходов и передавать все алгоритмы обработки, то есть дорогостоящую интеллектуальную собственность.

Авторы: Ирина Парфентьева, Анна Балашова, Анна Вовнякова

Подробнее на РБК: http://www.rbc.ru/technology_and_media/02/06/2017/59313ea19a79474a5e288e0a