#factU: Почему стартапу не получить кредит [почти]

Несколько лет назад актер Сергей Губанов создал одноименный парфюмерный бренд. С октября прошлого года его духи поступили в продажу. В самом начале средств на развитие производства не хватало. «Почему бы не обратиться за кредитом?» — подумал бизнесмен. Но банки сказали ему «нет».

Причины отказа банки мне не озвучили

«Сначала я просил 10 млн руб. под залог недвижимости, которая по кадастру была оценена в 17 млн руб.; потом, когда оказалось, что получить такую сумму невозможно, снизил ее в два раза. Но все равно ничего не получилось. Причины отказа банки мне не озвучили. У меня нормальная кредитная история. Чтобы выдать мне автокредит, банки выстраивались в очередь. А выдать кредит на развитие бизнеса не оказалось желающих. Заявку я подавал в пять банков. Только один предложил деньги под 24% (!) годовых, и только 1 млн руб. В банке надо писать бизнес-план. А какой бизнес-план может быть у стартапов?» — рассказал Bankir.Ru несостоявшийся заемщик.

Опрошенные банкиры подтвердили: получить бизнес-кредит на стартап это из разряда чудес, и дали советы начинающими предпринимателям.

Вице-президент банка ВТБ Мигель Маркарянц

— Банк ВТБ, как и другие банки, не дает клиентам 100% гарантии в том, что их кредитная заявка будет одобрена. Банк принимает решение о выдаче кредита на основании детального анализа бизнеса потенциального заемщика, качества ведения документации, а также прозрачности и эффективности его деятельности. На текущий момент доля клиентов, которым банк отказывает в предоставлении заемных средств, находится на уровне 2013–2014 годов. Это среднерыночный показатель.

Основные ошибки, которые допускают заемщики при обращении за кредитом,— представление неполного пакета документов

Чтобы оформить заявку на кредит, клиент должен вести бизнес не менее девяти месяцев, иметь положительный финансовый результат и достаточный уровень платежеспособности, а также у него не должно быть отрицательной кредитной истории.

Основные ошибки, которые допускают заемщики при обращении за кредитом,— представление неполного пакета документов, ошибки в них или подозрение банка, что представленные документы могут быть недостоверными.

Зампред правления МТС банка Эдуард Иссопов

— Я бы посоветовал заемщику не бояться рассказать кредитному эксперту банка всю картину своего бизнеса. Представьте, что он лечащий врач, от которого вы ждете точной и быстрой постановки диагноза.

Открытый диалог с банком значительно сократит срок рассмотрения заявки на кредит

Только понимая реальную ситуацию в бизнесе, банк сможет помочь и подобрать оптимальную схему кредитования. Когда предприниматель готов раскрыть реальные показатели рентабельности своего бизнеса, рассказать о существующих у него кредитах, о своем участии в других компаниях, банк может пойти ему навстречу. Открытый диалог с банком значительно сократит срок рассмотрения заявки на кредит.

Самыми частыми причинами отказа в кредитовании предпринимателей являются отрицательная кредитная история, высокая кредитная нагрузка, низкая платежеспособность, отсутствие ликвидного обеспечения у заемщика.

Зампред правления СДМ-банка Сергей Козлов

— При обращении за кредитом надо понимать, что банк будет внимательнейшим образом оценивать риски кредитования и сопоставлять данные, предоставленные клиентом, со своими установленными стандартами.

Получить деньги на стартап практически нереально

При рассмотрении заявления на кредит банки прежде всего анализируют текущее финансовое положение компании и уже во вторую очередь — будущие доходы, которые предполагаются после получения кредита (исключение — проектное финансирование). При обращении в банк нужно прежде всего сопоставить размер кредитного запроса с масштабами существующего бизнеса и своим текущим финансовым положением.

Получить деньги на стартап практически нереально. Это возможно только в тех случаях, когда у предпринимателя есть действующий бизнес, дающий возможность обслуживать этот кредит.

Вице-президент Промсвязьбанка Кирилл Тихонов

— На протяжении всего прошлого года и в начале 2016-го бизнес, оказавшись в условиях падения продаж и прибыли, проявлял низкий спрос на кредитные ресурсы. Это было правильное, трезвое отношение к заемному финансированию в непростых условиях — в первую очередь надо самому реально оценивать свои возможности.

Существенно повышает шансы получить банковское финансирование готовность вкладывать в развитие бизнеса собственные средства. Для банков желание предпринимателя инвестировать свои деньги в бизнес — показатель стабильно развивающегося проекта и зрелости бизнеса.

Неготовность банков кредитовать стартапы обусловлена серьезными рисками таких сделок

При подаче заявки не стоит недооценивать роль бизнес-плана предприятия. Для банка эффективным является решение о финансировании бизнеса, основанное на тщательном финансовом анализе деятельности компании, когда кредитор четко, в цифрах видит источники возврата заемных средств. При анализе долгосрочных и объемных инвестиционных проектов бизнес-план — это не формальность, а возможность корректно оценить будущие финансовые потоки. Лишь для проектов, связанных с торговлей и сферой услуг, когда решение о финансировании принимается на основе анализа текущей финансовой ситуации предприятия, наличие бизнес-плана может и не потребоваться.

Неготовность банков кредитовать стартапы обусловлена серьезными рисками таких сделок. Мы считаем, что минимально необходимый срок существования компании на рынке для того, чтобы иметь возможность получить кредит, варьируется в диапазоне шесть–девять месяцев. Именно данный период представляется оптимальным с точки зрения минимизации рисков: за это время компания успевает накопить определенные компетенции, наладить бизнес-процессы и понять свои перспективы на рынке.

Директор департамента по работе с малым бизнесом и предпринимателями Росбанка Максим Лукьянович

— Одной из главных ошибок, которые совершают предприниматели при обращении за кредитом в банк, является нежелание раскрывать полную информацию о бизнесе, предоставление неполных или непрозрачных данных. Нередко мы сталкиваемся с фальсифицированными данными. Например, предприниматели часто не хотят афишировать факт своего участия в другом бизнесе, особенно если он убыточен или испытывает серьезные проблемы. Также кредитные эксперты банка довольно часто видят нежелание клиентов раскрывать реальные цели кредитования. Еще одна распространенная ошибка — низкое качество организации учета, что зачастую является следствием невысокой финансовой грамотности предпринимателей. На основании предоставленной отчетности просто невозможно сделать выводы о финансовом состоянии заемщика и принять взвешенное решение о кредитовании.

Среди ключевых причин отказа в кредитовании стоит выделить:

— неустойчивое финансовое состояние компании;

— низкую платежеспособность заемщика;

— чрезмерную закредитованность;

— отсутствие залога или его невысокую ликвидность;

— наличие отрицательной кредитной истории.

К стартапам любой банк относится осторожно. Мы не являемся исключением и, согласно кредитной политике банка, стартапы не кредитуем. Для обращения за кредитом нужно, чтобы компания успешно вела бизнес не меньше двух лет. При открытии нового направления деятельности необходимо, чтобы действующий бизнес мог «потянуть» выплаты по кредиту, очень важно правильно оценить риски и целесообразность открытия нового направления.

Директор по малому бизнесу банка «Открытие» Лариса Швецова

— Мы подходим к принятию решения о выдаче кредита индивидуально, но есть некий портрет предприятий, которые банки сейчас охотно кредитуют. Это действующий бизнес с положительной рентабельностью, стабильно работающий на рынке не менее двух лет, предпочтительно ориентированный на импортозамещение, а также обладающий достаточной степенью финансовой устойчивости.

Если говорить о кредитовании стартапов, то сейчас это отдельный высокорискованный рынок финансирования

Частая причина отказа от финансирования бизнеса — переоценка предпринимателями своих возможностей. Например, бывают ситуации, когда банку предлагается практически полностью финансировать инвестиционный проект за счет будущих доходов от его реализации, с формальным участием в проекте собственными средствами предприятия.

Если говорить о кредитовании стартапов, то сейчас это отдельный высокорискованный рынок финансирования. Стоимость ресурсов на рынке финансирования стартапов существенно выше, при этом банки не конкурируют там за клиентов — скорее, мы готовы подождать и предоставить финансирование уже окрепшему бизнесу на более привлекательных условиях.

Директор по банковским рейтингам RAEX («Эксперт РА») Александр Сараев

Проблему обеспечения стартапов финансированием нужно решать через механизмы грантов и субсидий

— Кредитование стартапов и кредитование МСБ так же сильно отличается по своей специфике, как кредитование малого бизнеса от крупного. Прежде всего ключевая проблема при кредитовании стартапов — отсутствие наработанных технологий их оценки. Банки не могут с достаточным уровнем точности определить, какой стартап будет работать и развиваться, а какой через три месяца закроется. Поэтому проблему обеспечения стартапов финансированием нужно решать через механизмы грантов, субсидий. Банк как кредитная организация понимает, что если он идет в стартап, то, скорее всего, это будет невозврат кредита, особенно в текущих условиях.

Среди ключевых ошибок, которые совершают заемщики при обращении в банк,— заблуждение, что нормальное ведение бухгалтерского учета вовсе не обязательно, если у тебя доходное предприятие. Зачастую в налоговую предпринимателем сдается отчетность с минимальным уровнем прибыльности для оптимизации налогообложения, а в банк заемщик приходит с тетрадками или файлами Excel, демонстрируя, насколько у него преуспевающий бизнес. Сейчас большинство банков говорит о том, что они, даже понимая специфику МСБ, больше не готовы работать по старым схемам, да и ЦБ требует от кредитных организаций максимальной прозрачности при оценке рисков, иначе можно получить существенный объем дорезервирования, что просто обесценит все усилия по формированию кредитного портфеля МСБ.

Крупные банки все больше переходят к модели удаленного анализа потенциальных заемщиков из числа МСБ, обращая внимание прежде всего на тех клиентов, которых они обслуживают на РКО. Банк удаленно анализирует транзакции потенциального заемщика, смотрит на его поставщиков, на его благонадежность и предлагает беззалоговый кредит. В данном случае банк не требует залога, так как видит поведение заемщика и может проанализировать его финансовые потоки. Подобные технологии называют «смарт-кредитами». Ожидается, что на горизонте двух-трех лет именно этот сегмент кредитования МСБ будет наиболее активно развиваться.

 

Использованы материалы: bankir.ru

#единороги: Миллиард за знания

Сервис вопросов и ответов Quora в апреле привлёк $85 млн инвестиций, в ходе раунда оценка компании превысила $1 млрд. История о том, как бывший технический директор Facebook за семь лет построил сервис, на котором ежемесячно почти 200 млн пользователей обмениваются опытом, но пока так и не развил каналы монетизации проекта.

Сооснователь и глава Quora Адам д’Анджело
В 2009 году в небольшом китайском ресторанчике возле офиса Facebook сидели два молодых сотрудника соцсети — технический директор Адам д’Анджело и Чарли Чивер. За обедом они обсуждали потенциально интересные ниши в интернете, где есть пространство для развития. Небольшое исследование показало, что эта ниша — сервисы вопросов и ответов (Q&A). Только сервис Yahoo Answers привлекал около 50 млн пользователей каждый месяц. Удручало лишь качество ответов: они либо были от людей, которые толком не понимали вопроса, либо их не было вовсе. д’Анджело и Чивер увидели в этом потенциал.

Спустя несколько месяцев они оставили хорошие должности в Facebook и сели за работу над собственным проектом, который в последствие получил название Quora. В одном из интервью д’Анджело говорил, что Facebook достаточно динамично развивался и особой необходимости дальше оставаться в компании не было. «Я понимал, что могу сделать больше, запустив что-то новое», — сказал он тогда.

На рынке уже были десятки Q&A-сервисов, «Википедия», а также тысячи сайтов, которые выдавали Google и другие поисковики. Поэтому основатели Quora поставили перед собой другую задачу: дать не просто ответ, а привлечь людей, которые сумеют поделиться собственным опытом и знаниями. Достижению этой цели способствовал широкий круг друзей среди руководителей крупных интернет-компаний.

Уже спустя несколько месяцев после запуска Quora стала популярна в Калифорнии, а затем и в США. Основная цель д’Анджело — вывести созданную ими модель за пределы США. На полученные в последнем раунде $85 млн он намерен запустить версии на других языках, а также активно развивать инструменты монетизации.

Наполнение сайта и первые инвестиции

В 2010 году, после нескольких месяцев разработки, сервис Quora вышел из закрытого бета-тестирования и стал доступен для всех пользователей. Среди первых вопросов, которые появились на площадке, был вопрос от пользователя под именем «Марк Цукерберг». Он спросил, какой стартап может быть интересным для поглощения. Среди ответов засветилась молодая компания Nextstop, которая занималась подборкой рекомендаций для путешествий на основе информации из социальных сетей. Позже на Quora начали обсуждать, сколько бы могла стоить сделка и как кому-то удалось угадать, что именно этот стартап поглотит Facebook.

Знакомство с ключевыми предпринимателями Кремниевой долины позволило основателям Quora сразу обратить на себя внимание прессы и пользователей. Внимание привлекала и история о том, что стартап запустили двое бывших сотрудников Facebook, один из которых покинул пост технического директора соцсети.

Громкие имена помогали, но молодой сервис нуждался в контенте: никто не придет искать ответы на площадку, где нет даже вопросов. Поэтому д’Анджело и Чивер сами написали более тысячи вопросов и ответов под разными именами. Они занимались этим до тех пор, пока площадка не набрала критическую массу пользователей для самостоятельного наполнения.

В первый же год публичной работы Quora получила до полумиллиона активных пользователей в месяц и $11 млн инвестиций. Лид-инвестором выступил фонд Benchmark Capital, а общая оценка сервиса составила $86 млн. д’Анджело тогда говорил, что деньги пойдут на привлечение новых сотрудников, которые необходимы для развития компании.

При этом у д’Анджело были и собственные средства, которые он накопил за время работы в Facebook. Он инвестировал не только в собственную компанию, но финансировал и другие проекты. Например, д’Анджело — один из первых инвесторов сервиса Asana: в 2009 году он вошёл в группу бизнес-ангелов, которые вложили в стартап $1,2 млн. А в 2011 году он участвовал в раунде А, в ходе которого Instagram привлёк $7 млн. Всего д’Анджело сделал 17 инвестиций. Одна из них — в собственную компанию.

Вероятно, инвестиция от Benchmark была необходима для проверки идеи Quora: экспертиза людей со стороны доказала, что сервис имеет право на жизнь.

О жизни 32-летнего д’Анджело практически ничего неизвестно. Он посещал частную школу «Академия Филлипса в Эксетере» (Phillips Exeter Academy). Именно там он познакомился с Марком Цукербергом. Парни подружились и вместе создали музыкальный плеер Synapse, который составлял плейлисты на основе предпочтений пользователя. Высшее образование д’Анджело получил в Калифорнийском институте технологий.

д’Анджело обладает глубокими познаниями в компьютерных технологиях и математике. В 2001 году он стал восьмым на USA Computing Olympiad, а в 2002 году участвовал во всемирной олимпиаде по информатике. Позже журнал Fortune поставит его на 22 место в списке самых умных людей в области технологий.

В 2005 году д’Анджелло пришёл в Facebook на должность инженера. В 2008 году он занял пост технического директора соцсети. В качестве бонуса за работу д’Анджело получил 0,8% акций Facebook, средства от которых затем были использованы для личных инвестиций и развития Quora.

С Чарли Чивером д’Анджелло познакомился в Facebook. До этого он работал в Amazon. Сейчас Чивер значится советником Quora: от активного управления компанией он отошел в 2012 году. Официальная причина ухода — желание отдохнуть.

Вместе с д’Анджело и Чивером делать Quora ушли еще несколько выходцев из Facebook. Ребека Кох, которая была одним из главных дизайнеров Facebook, перешла на ту же должность в Quora. Также компания привлекла Кевина Дера, еще одного инженера соцсети. По состоянию на начало 2011 года аудитория сервиса достигла 500 тысяч зарегистрированных пользователей, на тот момент в компании работали 18 сотрудников. Для дальнейшего развития снова потребовались деньги.

В 2012 году раунд В на $50 млн возглавил сооснователь PayPal Питер Тиль. Он вложил $30 млн личных денег, не используя средства фонда Founders Fund. «Тиль был одним из первых, кто поддержал Facebook. Тогда это нам очень помогло. Он понимает подобные компании», — рассказывал д’Анджело.

Сам руководитель Quora тогда вложил в компанию $20 млн личных средств. Оценка Quora выросла до $400 млн. Полученные средства компания планировала потратить на дальнейшие развитие и популяризацию сервиса.

Вопросы монетизации и первая реклама

Развивать Quora удавалось за счет уникального опыта пользователей. Так, к примеру, на вопрос «Соперничает ли Quora с «Википедией»» отвечал лично основатель «Википедии» Джимми Уэйлс: «Мне уже не один раз задавали этот вопрос. Нет, мы не соперники: «Википедия» и Quora разные продукты с разными целями». А на вопрос о сложностях работы с Элоном Маском отвечали не абстрактные люди, а сотрудники SpaceX. Темы, связанные с руководством и управлением, обсуждали руководители различных компаний, учёные становились активными участниками научных дискуссий.

Именно знания и личный опыт стал главным отличием Quora от других подобных проектов. Это помогало д’Анджело развить и популяризировать проект. Фактически Quora стала единственной -интернет-площадкой, в обсуждения на которой могли прийти руководители крупнейших ИТ-компаний, стартаперы и даже президент США Барак Обама.

Несмотря на активное развитие и рост трафика, у Quora оставалась одна большая проблема. Никто не думал о монетизации проекта. Сам д’Анджело говорил, что популярность площадки для него была важнее доходов, а инвестиции позволяли чувствовать себя уверено. К тому же в компании мало кто представлял, как правильно организовать монетизацию, чтобы не отпугнуть пользователей. Как результат, ни в 2013, ни в 2014 годах о монетизации Quora не было сказано ни слова.

В 2014 году д’Анджело закрывает еще один раунд — Quora привлекла $80 млн при оценке в $900 млн. Основатель Quora прямо заявил, что он еще не успел потратить деньги от прошлого раунда, но новые средства привлек для того, чтобы «сохранить независимость». Возможно, речь о независимости от размещения рекламы и других способов монетизации.

В то время на Quora заходили уже около млн пользователей в месяц. Команда из сотни человек работала над тем, чтобы сделать контент максимально удобным для потребления. Значительные силы ушли на облегчение поиска прошлых ответов и разработку алгоритма, который бы дал пользователям максимально релевантные вопросы и ответы при поиске.

Quora пытается учитывать все доступные данные о человеке, который задает вопрос, и о людях, которые на них отвечают. Например, на вопрос о необходимых навыках для руководителя компании система первыми предложит ответы от генеральных директоров, а не от менеджеров среднего звена. При этом, ответы самих руководителей будут ранжироваться в зависимости от того, насколько полезными были их предыдущие ответы. Столь сложная механика была необходима для того, чтобы Quora не превратилась в Yahoo Answers или другой подобный сервис.

О монетизации сервиса д’Анджело впервые заговорил только в 2015 году. Компания решила показывать пользователям таргетированную рекламу на основе данных о темах, которые их интересуют. Правда, первая такая реклама появилась лишь в 2016 году, поскольку руководство Quora продолжало делать ставку на трафик и рост пользователей, а не заработок.

Конкуренты и планы на будущее

Адам д’Анджело непубличный человек. Его страница в Facebook неактивна, профиля в Instagram у него нет. Единственный канал связи с миром — аккаунт в Twitter. В начале работы над Quora он активно раздавал интервью, но интерес к нему был вызван скорее не из-за нового стартапа, а уходом с перспективной должности: сегодня его доля в Facebook могла бы стоить несколько миллиардов долларов. Впрочем, назвать основателя Quora «обделенным» не получится: журнал Forbes оценивает его состояние в $600 млн, он занял 24 место в списке самых богатых американцев до 40 лет 2016 года.

Сейчас д’Анджело намного реже разговаривает с прессой. Но о новом раунде на $85 млн он рассказал в интервью изданию VentureBeat. По итогам сделки оценка Quora выросла до $1,8 млрд. За семь лет работы сервис стал «единорогом».

Сам д’Анджело намного охотнее говорит не о деньгах, а о дальнейших планах развития Quora. По его словам, за последний год аудитория сервиса выросла почти вдвое и достигла 190 млн пользователей в месяц.

Говорить о конкурентах д’Анджело не любит. Как и Уэйлс он прямо заявляет, что не соперничает с «Википедия», потому что это энциклопедия, тогда как Quora больше похожа на блог личных мнений. То же и с Twitter, который подходит для срочных новостей и общения, а не длинных обсуждений. По его словам, другая функция и у Reddit.

VentureBeat называет наиболее вероятным конкурентом Quora сервис Yahoo Answers. Несмотря на недостатки, которые д’Анджело выделил перед созданием Quora, проект Yahoo все также остается востребован — его аудитория превышает 300 млн пользователей в месяц.

В планах на будущее — дальнейшая популяризация сервиса за счет расширения языковой базы. В августе 2016 года Quora запустила версию сайта на испанском языке, в марте 2017 года стала доступна версия на французском. В будущем компания планирует добавить немецкий и итальянский языки.

 

 

Оригинал статьи: https://vc.ru/p/how-to-quora

#этоинтересно: Как создается IT-страна в Армении

Лучшая школа в мире

Да, в десятке лучших школ есть и американская «AltSchool» с венчурным капиталом более 130 млн. USD, топ-менеджерами Google у руля и Марком Цукербергом в числе акционеров, и международная сеть «Школы Стива Джобса», и японский проект «Fuji».

Но и эти, и почти все остальные лидеры детского образования находятся в очень богатых странах. А в трехмиллионной Армении сумели создать центр «TUMO», удививший европейских экспертов и превзошедший в их глазах все увиденное в прочих регионах мира.

Туда едут специалисты в области образования и журналисты со всего мира. С одинаково восторженными отзывами можно познакомиться на арабском канале «Аль-Джазира» и на страницах либеральных американских изданий. При запуске наиболее успешных белорусских проектов в области подготовки программистов опыт этого учебного заведения тоже использовался, нам дважды это подтвердили их инвесторы и топ-менеджеры. Мы уже писали про успехи IT-бизнеса в Армении, но в образовании достижения страны способны впечатлить еще больше.

Так что это за «TUMO» и какие «креативные технологии» там изучают?

В 2011 году филантроп Сэм Симонян с супругой Сильвией создали уникальный учебный центр, где бесплатно учатся тысячи армянских детей. В зеленой зоне на окраине Еревана построено современное здание, которым гордился бы любой технологический вуз. Здесь на 6000 м2 расположены 450 рабочих мест с компьютерами; полностью оборудованные студии для фото- и видеосъемки, звукозаписи и репетиций музыкантов; собственный кинозал для просмотра созданных учениками фильмов и мультиков; специальная комната компьютерных игр, оснащенная самыми современными геймерскими девайсами – на них тестируют разработанные детьми видеоигры и «режутся» в новейшие разработки лучших мировых студий.

В головном центре и его филиалах учатся более 10 тыс. армянских школьников, в том числе 7 тыс. в Ереване, 2 тыс. – в Гюмри. Проект настолько успешен, что сегодня поставлена цель: создать небольшие филиалы «TUMO» (от 500 до 1000 человек) во всех сколько-нибудь значимых населенных пунктах Армении, полностью охватить всю территорию страны, дать равные возможности всем подросткам. Прямо сейчас такой центр создается в горном селе Кохб.

Стать TUMOистом

Сразу отметим: «TUMO» не делает работу обычных школ и вузов. Это дополнительное образование для детей.

И государственные учебные заведения рады такому партнерству. Школьники начинают осознавать, что знание – великая ценность, приучаются к дисциплине, постоянному самообразованию, умению преодолевать трудности и идти к цели. С такими детьми школам приятней и легче работать, ведь эти тинэйджеры уверены, что учиться – это круто. Практически все они нацелены на поступление в университеты.

Приемная комиссия «TUMO» не отказывает никому. Если вы живете в Армении и вам от 12 до 18 лет, то двери школы для вас открыты. Нетрудно догадаться, что желающих более чем достаточно, поэтому  возникает очередь. К примеру, в Ереване надо ждать до 2 месяцев с момента подачи документов. При поступлении заключается символический двухгодичный контракт с новичком и его семьей. Требования этого документа просты и логичны: не портить школьное имущество, не пропускать занятия без уважительной причины, вести себя подобающе.

Сейчас учебный день начинается в 15.30 и до ночи здесь успевают смениться три группы детей. В обозримом будущем будут заняты и утренние часы. Идет разработка программы по «доучиванию» студентов армянских вузов.

Чему там учат?

Образовательный процесс построен вокруг 4 главных направлений: анимация, вэб-дизайн, кино- и видеопроизводство, разработка компьютерных игр (Animation, Web design, Filmmaking, Game development). Но это не специальности и не факультеты. Каждый ребенок имеет свой собственный индивидуальный учебный план, который может включать любые предметы из этих основных блоков. Изучать надо то, что нравится, к чему есть способность и что по силам.

Список возможных «уроков» и дисциплин представляет собой весьма необычное сочетание: музыка, программирование, робототехника, журналистика и новые медиа, мода и создание одежды, дизайн, фотография, рисование, компьютерная анимация, 2D-графика, 3D-моделирование. Изучать все это сразу никто не обязан, да и это, наверное, невозможно. Кто-то берет 3 дисциплины, кто-то – больше, а для некоторых лучше сфокусироваться на чем-то одном.

Пересечения дисциплин могут быть самые неожиданные. Ребенку ведь тяжело неотрывно сидеть час или два за компьютером, изучая пусть интересные вещи, но требующие постоянной сосредоточенности и запоминания больших объемов данных. Каков выход? Здесь объединили курс программирования на JavaScript и занятия кикбоксингом. В перерывах между написанием кода идут спарринги. И это вовсе не чисто мужская группа, у девочек такая организация уроков вызывает не меньший восторг.

Курс промышленного дизайна подразумевает не только изучение теории и представление своих идей на бумаги и мониторе. Дети, к примеру, делают настоящую мебель из дерева и металла, это отдельный спецкурс.

Вместо дневников и расписания ученики используют интерактивный учебный план, больше похожий на компьютерную игру. На самом деле они взаимодействуют с мощной образовательной системой, основанной на самообучающемся искусственном интеллекте.

Наиболее продвинутые и успешные школьники получают статус коучей, тренеров. Они помогают новичкам во время первых месяцев обучения, вместе с преподавателями ведут практические занятия.

Как в хорошем западном университете, лучшие выпускники не только привлекаются к педагогической деятельности, но и участвуют в запуске инновационных бизнесов на базе родного учебного заведения. Сейчас в рамках «TUMO» работает три доказавших свою жизнеспособность стартапа, созданных недавними учениками: мультипликационная «Yelling Animation Studio», центр архитектурного и промышленного дизайна «Ardean», компания в области новых медиа, видео- и фотопродакшена «Teen Media Project».

На взлете проект в области разработки компьютерных игр: все верят, что команда, создающая сегодня на грант Евросоюза антикоррупционный квест «Tales of Neto», станет полноценным бизнесом, настоящей GameDev-студией. Несложно заметить, что привычного нам IT-аутсорсинга среди этих проектов нет вообще.

Чему не учат?

Центр не обучает математике, физике, иностранным языкам и другим школьным предметам.

Более того, здесь нет актуальной для нашей страны направленности на подготовку программистов. Безусловно, в рамках учебных планов присутствуют HTML и CSS, необходимые вэб-дизайнерам для разработки сайтов. В этом же контексте ученики проходят некоторые языки программирования и отдельные библиотеки-фрэймворки: JavaScript, PHP, Node JS. При работе с игровым «движком» Unity неминуемо используется ещё и C# (или Java как альтернатива).

Но «TUMO» нацелен на подготовку специалистов, создающих очень дорогой и востребованный в развитых странах контент — компьютерные игры, мультфильмы, фильмы и видеоролики. Член попечительского совета Пегор Папазян прямо говорит, что у них нет цели массово готовить кадры, конкурирующие с низкооплачиваемыми кодерами и сайтостроителями из Индии и Бангладеш.

Еще есть навыки, которые не выделены в отдельные учебные дисциплины, им не учат, но они неминуемо становятся частью личности любого выпускника. Это готовность и умение работать в команде, смелость выступать публично, стремление к знаниям и к высоким достижениям.

Как учат в TUMO?

Сразу после зачисления для новичка начинается подготовительный период – первая ориентационная сессия. Ребенок получает электронную карту студента, доступ к личному аккаунту в обучающей системе и приходит в «TUMO» раз в неделю. Сначала занимается один час, потом продолжительность занятия увеличивается вдвое. Это время самообразования. Школьник получает необходимые базовые навыки, определяется с выбором одного из 4 главных направлений учебы и с конкретными предметами, которые он будет проходить на протяжении ближайших двух лет.

Вообще, не менее 1/3 времени учебы в «TUMO» должно быть потрачено на самообразование. Дать ребенку навыки и привычку самостоятельной учебы, поиска информации – это приоритеты такой системы. В это время с детьми работают не взрослые преподаватели, им помогают разбираться в новом материале выпускники, почти их ровесники. Многие прямо говорят, что это скорее друзья, чем учителя.

После завершения ориентационной сессии дети приступают к практическим занятиям, еще их называют «Workshops». Интенсивность учебы возрастает до двух дней в неделю (суббота + любой будний день), как правило, около часа. Ведут эти занятия штатные преподаватели, имеющие глубокие знания и реальный опыт. Это также ориентировочно 1/3 всего учебного времени.

И самая высокая ступень образования в «TUMO» – мастер-класс («Learning Laboratory») одного из ведущих мировых специалистов в изучаемой области. Ученик в течение двух-трех недель должен каждый день работать не менее 2-3 часов в рамках выбранного проекта.

К мастер-классу допускается школьник, успешно прошедший три уровня «Workshops», то есть практических занятий. По итогам «Learning Laboratory» ученик должен представить дипломный проект. Это может быть компьютерная игра или другая программа, портфолио фотографа, вэб-сайт, музыкальное или иное произведение по профилю обучения.

Текущих оценок, в нашем понимании, здесь нет. Но в рамках «Workshops» и «Learning Laboratory» ученик выполняет практические задания. Из завершенных работ формируется его дипломное портфолио. Если работа не сдана, есть, конечно, шанс повторить проваленный курс. Но с точки зрения учебного центра, это очень тревожный момент. Он говорит о том, что ребенок прогуливал многие занятия либо вообще забросил учебу.

Но это ситуация редкая и необычная. Гораздо типичнее для этих ребят академические и карьерные успехи. Хотя всего лишь несколько поколений выпускников «TUMO» закончили среднюю школу (старшим сейчас всего 20 лет), но среди них уже есть студенты ведущих вузов мира – MIT, Принстонского университета. 40% учащихся самого престижного среднего учебного заведения Армении, англоязычного колледжа UDC Dilijan, составляют выпускники разных филиалов «TUMO».

Откуда берутся учителя будущего?

У «TUMO» достаточно средств, чтоб нанимать лучших специалистов на армянском рынке труда, конкурировать за кадры с местным бизнесом, иностранными компаниями и университетами. Очевидно, что в более чем миллионном Ереване есть высококлассные профессионалы.

Но откуда взять опытных преподавателей 3D-моделирования, современной музыки, вэб-дизайна и программирования в других населенных пунктах? Например, в высокогорном селе Кохб, где проживает немногим более 4 тыс. человек?

Найдено простое решение: преподаватели ереванского «TUMO» один раз в 3-4 месяца выезжают в региональный филиал и целый месяц преподают там. Таким образом, есть возможность поддерживать одинаково высокие стандарты в любом из учебных центров.

Рабочие часы штатных учителей и в столице, и в регионах расходуются очень разумно и рационально. Как уже отмечалось, не менее трети учебного времени дети работают самостоятельно. Да, им помогают интерактивные обучающие системы, рядом с начинающими школьниками всегда есть готовые поддержать и дать пояснения старшие выпускники-тренеры. Кто может и хочет учиться, тот неминуемо получит все необходимые стартовые знания. Кто пока не готов, тот отсеется и не будет транжирить рабочее время опытных преподавателей. В итоге, при почти индивидуальном подходе к каждому из 10 тысяч учеников, работу всех четырех учебных центров обеспечивают всего 160 сотрудников.

Мастер-классы в «TUMO» проводили такие известные люди, как продюсер самой успешной в мире мультипликационной студии «PIXAR» Кэтрин Сафарьян, один из ведущих инженеров беспилотных автомобилей в «Uber» Раффи Киркорян, основатель новостной платформы «Reddit» и венчурный инвестор Алексис Оганян, американский разработчик компьютерных игр «Halo», «Marathon» и «Myth» Алекс Серопян, вокалист группы «System of a Down» Серж Танкян. И это далеко не полный список.

Как привлечь к проведению мастер-классов для школьников звезд мирового уровня? Доходы некоторых из них сравнимы с годовым бюджетом «TUMO». Для них это чисто волонтерская, благотворительная деятельность. Приглашающая сторона оплачивает проезд и проживание, но никакого оклада или почасовых ставок даже не пытается предлагать.

Звезд из разных областей творческой деятельности просто приглашают со всего мира. И это не только армяне, но и знаменитые люди других национальностей. Хотя, безусловно, огромную роль в их привлечении играет зарубежная армянская диаспора, авторитет и связи ее представителей.

Деньги для образования: спонсоры, госкомпании и краудфандинг

Первые 20 млн. USD на проект пожертвовал благотворительный фонд техасского бизнесмена армянского происхождения Сэма Симоняна и его супруги Сильвии, о которых уже упоминалось выше. На эти деньги в Ереване построено современное шестиэтажное здание, закуплено и установлено все необходимое оборудование.

Сам учебный центр занимает два первых этажа. А основную часть текущих доходов «TUMO» получает от сдачи в аренду четырех верхних уровней. Помещения построены с прицелом на дальнейшее расширение, и это не мешает учебному процессу. Арендаторы подобраны тоже не случайные – это медийные и высокотехнологичные компании, создающие творческую атмосферу и иллюстрирующие, чего могут добиться образованные люди. Крупнейший из них – самый успешный армянский стартап «PicsArt», мобильный фото- и видеоредактор, установленный на 350 млн. телефонов по всему миру.

Денег от аренды хватает для успешного функционирования центра. На экспансию за пределы Еревана их недостаточно. Но инициативу семьи Симонян подхватили другие спонсоры, и отделения «TUMO» появились еще в трех армянских городах. Например, Центробанк Армении создал филиал на базе своего учебного центра в курортном городке Дилижан.

А самым интересным стал старт филиала в Гюмри, втором по величине городе Армении. Это был «народный» краудфандинговый проект. Всеармянский благотворительный союз и телеканал «Shant TV» анонсировали марафон по сбору денег на новое учебное заведение. И все получилось: теперь это вторая по величине армянская школа будущего, где учатся 2 тыс. детей.

В конце концов, этот процесс приобрел лавинообразный характер, и филиалы «TUMO», в итоге, будут в каждом населенном пункте Армении, где наберется хотя бы несколько сотен детей нужного возраста.

Дальше – международная экспансия. Собственно, она уже началась. Первый зарубежный центр «TUMO» откроется в Бейруте в конце этого года.

Автор публикации: Александр ПЛЮСКОВ

Оригинал статьи: https://neg.by/novosti/otkrytj/shkola-buduschego—-kak-sozdaetsya-it-strana-v-armenii

В Кремниевой долине закончился венчурный бум

Еще полтора года назад стартап Beepi быстро расширял в США бизнес по интернет-продаже подержанных автомобилей по низким ценам. Но Beepi больше нет. В феврале он закрылся после того, как потратил более $120 млн капитала и не смог привлечь новых инвестиций. Быстрый конец Beepi – пример того, как многим стартапам из Кремниевой долины трудно приспособиться к прекращению двухлетнего инвестиционного бума.

В 2014-2015 гг. инвесторы вкладывали миллиарды в компании, которые теперь выглядят переоцененными и вряд ли проведут IPO. Но теперь венчурные инвесторы становятся осторожнее. Вложения в американские технологические стартапы сократились на 30% до $28,4 млрд в 2016 г., согласно Dow Jones VentureSource.

Стартапы США  не спешат на IPOНекоторые стартапы по-прежнему интересны инвесторам. Это либо наиболее дорогие компании, такие как Airbnb и WeWork, либо более молодые, но имеющие хорошие перспективы стать прибыльными. «Есть компании, в которые хотят инвестировать все, и множество других, почти никому не интересных», — говорит Кит Рабуа из Khosla Ventures.

У венчурных инвесторов все еще много денег. В прошлом году они привлекли $44 млрд — максимум со времен бума доткомов, произошедшего на рубеже веков. Но инвесторы держатся подальше от тех стартапов, инвестиции в которые поначалу выглядели относительно безопасными и потому они привлекли много капитала. Этим компаниям теперь приходится бороться за выживание и искать новых инвесторов или покупателей. «Они словно ходячие мертвецы», — говорит партнер Bessemer Venture Partners Дэвид Коуэн.

Во время бума 2014-2015 гг. более 5000 стартапов в США привлекли в совокупности около $75 млрд, согласно Dow Jones VentureSource. Основная часть денег пришлась на относительно небольшое число компаний: планку в $50 млн инвестиций преодолело 294 стартапа. Но 216 из них более не участвовали с сделках: не привлекали инвестиций и не были куплены. При том что стартапы стараются получать инвестиции каждые 12-18 месяцев.

В последние месяцы, например, закрылся привлекший более $100 млн сервис для поиска приложений Quixey, а получивший более $500 млн инвестиций разработчик ПО Zenefits сократил половину сотрудников. Два года назад, когда инвесторы призывали стартапы быстро расширять бизнес и вытеснять конкурентов, подобные случаи были редкими. Но теперь инвесторы хотят, чтобы стартапы были прибыльными, и тем нелегко к этому приспособиться.

Не способные получать прибыль компании «ждет встряска», утверждает Джеймс Берикер, гендиректор сервиса по доставке еды Munchery. Эта компания уже потратила большую часть из имевшихся у нее $120 млн и теперь привлекает дополнительные $10 млн от своих инвесторов. По словам Берикера, Munchery сокращает расходы и расчитывает получить прибыль к концу года.

Но в случае с Beepi инвесторы не дождались прибыли. Основанная в 2013 г. компания гарантировала пользователям продажу подержанных автомобилей по определенной цене в течение 30 дней, а в противном случае сама выкупала их. Оценка стоимости Beepi выросла с $12 млн в начале 2014 г. до $525 млн к середине 2015 г. Компания переехала в новый офис, где создала отличные условия для сотру

дников, и сосредоточилась на расширении бизнеса в США. Для этого Beepi тратила в среднем $1730 на рекламу каждого автомобиля в III квартале 2016 г., согласно ее документам. Но многие автомобили не продавались, и Beepi приходилось их выкупать. По словам бывших сотрудников, убытки могли достигать более $5000 в случаях с дорогими машинами. В середине 2016 г. гендиректор Алехандро Ресник искал инвестиции для покрытия убытков, но инвесторы были напуганы. В итоге в декабре Beepi сократила большинство сотрудников, а в феврале объявила о своей ликвидации. В письме WSJ Ресник заявил, что берет ответственность за неудачу на себя.

Перевел Алексей Невельский

#этоинтересно: Стартапы дореволюционной России

В это время появлялись купцы, которые по своей энергии и оригинальным решениям не уступали сегодняшним предпринимателям мирового уровня. А некоторых могли и переплюнуть. (Спойлер — в импортозамещении предки были намного круче.)

«У стартапов XIX века много „общих мест“. Все они начинались скромно, без больших капиталов.

Их запускали либо хозяйственные мужики, как тогда выражались, либо любознательные мальчишки, которым не сиделось на месте и хотелось, кроме привычных дел, начать что-то новое, — рассказывает директор «Музеяпредпринимателей, меценатов и благотворителей» Елена Калмыкова. —

Эти люди имели два больших таланта: хорошо делать дело и выбирать себе жен.

Часто именно вторые половины становились их помощниками и компаньонами. А так как бизнес чаще всего был семейным, было важно подключить к делу и детей.

Ребенка (6–7 лет) приводили на фабрику или в контору и давали ему маленькие поручения. Должность называлась „мальчик“. Через такой путь прошли почти все семьи предпринимателей».

Шелковый путь

В 1908 году четыре мануфактуры семьи Морозовых производили примерно 10% всего российского текстиля.

А за сто лет до этого основатель будущего бизнеса крепостной крестьянин Савва Морозов надевал на рассвете лапти, брал мешок с шелковыми лентами и шел пешком в Москву из деревни Зуево. За день старший Морозов преодолевал 80 километров.

 

 

Савва научился плести ленты для украшения дамских шляпок и платьев в 10 лет, в 27 женился на дочке красильщика. 5 рублей приданого стали их начальным капиталом.

Молодая семья пришла к выводу, что делать по вечерам продукцию и ждать по полгода, пока в деревню придут оптовые скупщики, крайне невыгодно. Поэтому и начались «марш-броски» в Белокаменную. Сначала продавали только свой товар, а потом и соседский.

В 51 год Морозов выкупает себя и четверых сыновей из крепостной зависимости (жену по тогдашним правилам отпустили бесплатно). Покупает участок земли у своего бывшего помещика и строит фабрику. Но его дело, наверное, не стало бы настолько успешным, если бы не рискованная сделка.

В 1841 году Морозов заключает договор с молодым оборотистым немцем Людвигом Кнопом. Тот обещает привезти на морозовскую фабрику английское оборудование, которого тогда еще не было в России, и специалистов. Все это в обмен на паи (акции) будущей фабрики. Уже через пять лет иностранцы учат подмосковных крестьян, как обращаться с техникой, а бизнес Саввы получает просто реактивное развитие.

Интересно, что на момент заключения этого прорывного договора Морозову был 71 год, и расписывался он, по легенде, крестиком — управлять делами он умел прекрасно, но грамоте так и не научился.

От ненависти до любви — один покетбук

Если бы в 1866 году 15-летнему сыну писаря Ивану Сытину сказали, что он станет самым богатым и влиятельным издателем книг в России, он бы скривил лицо. Потому что, с трудом отсидев три года за школьной партой, Иван считал, что нет ничего скучнее чтения.

Но так сложилось, что его будущий работодатель купец Шарапов имел всего два бизнеса — меховой и книжный. В первом вакансий не было, и пришлось молодому человеку учиться продавать книжки.

Через 10 лет он женился, получил в приданое четыре тысячи рублей, занял у Шарапова еще три и купил литографическую машину. Что умел, на том и стал зарабатывать, но все время чувствовал, насколько ущербно работает книжный рынок.

В то время для избранных городских жителей маленькими тиражами печатали дорогие издания классиков, а вся страна читала сонники, лубки (комиксы), рассказы про чертей, смешные анекдоты или неприличные истории.

 

 

В 1884 году к Сытину в магазин зашел общественный деятель Владимир Чертков и предложил издать серию книг, которые мы сегодня назвали бы покетбуками (PocketBook): произведения классиков по дешевым ценам. Решили, что назовут проект «Посредник». Расходы на издание ста брошюр с хорошими иллюстрациями составляли 65 копеек, а продавали их по 80. Раньше такие же книжки стоили 7 копеек за штуку.

И хоть первую пару лет Сытину приходилось издавать серию почти в убыток, по-прежнему выезжая на сонниках и лубках, люди постепенно начали интересоваться его продукцией. А он открывал все новые ниши для дешевых книг.

За первые четыре года издатель выпустил произведения 64 авторов-классиков тиражом свыше 12 миллионов экземпляров. Никто до него не замахивался на такие масштабы.

Принцип «Посредника» стал главной бизнес-моделью Сытина. Типичной была картина, когда ему предлагали издать, например, собрание сочинений Гоголя тиражом 5 тысяч экземпляров и продавать по 2 рубля за книгу, а он отказывался и печатал 200 тысяч экземпляров по 50 копеек за штуку.

В целом к 1914 году бывший ненавистник литературы выпускал 40% изданий в России, а свои мемуары назвал «Жизнь для книги».

Молочные реки, сырные берега

В 32 года Николай Верещагин, бывший морской офицер, вышел в отставку, приехал в имение к родителям и, осмотревшись, предложил отцу запустить стартап.

 

«Вместо того чтобы крестьяне продавали простое молоко из-под коровы, он предложил делать из него сыр и масло.

Но отец сказал, что не будет заниматься незнакомым делом. Тогда Верещагин едет в Швецию и устраивается мальчиком в сыроварню. Возвращается обратно и отдает в Российское экономическое общество проект о создании крестьянских артелей-сыроварен, — рассказывает Калмыкова. —

Николай открывает школы-мастерские в селах Едимоново и Коприно. Именно там впервые был сделан голландский сыр отечественного производства.

На самом деле собирались делать швейцарский, но у него долгий технологический процесс, а крестьяне, которые там работали, хотели быстрых результатов. Их к тому же пришлось приучать пользоваться чистой посудой и не разбавлять молоко».

 

Верещагин распространил артели по всей России. Причем, в отличие от всех, кто учился у него и открывал свое дело, не заработал на собственном стартапе больших капиталов. Потому что каждый раз, когда придумывал ноу-хау, не шел получать патент или прятать секрет фирмы, а тут же публиковал в прессе.

Для него главным KPI было развитие дела в масштабе страны. Учитывая, что к 1913 году сливочное масло стало вторым по экспорту продуктом (раньше мы продавали за рубеж только топленое) — одна только Сибирь продавала его на ту же сумму, что и золото со своих приисков, — дело удалось.

Любимый коньяк Черчилля

В 1860-е годы в Москве можно было наблюдать, как в какой-нибудь кабак заходил студент, спрашивал «Шустовскую водку» и, когда узнавал, что ее нет, устраивал скандал или драку. Такой партизанский маркетинг семья купцов Шустовых использовала, чтобы пробиться на рынок алкоголя.

 

 

Но настоящую славу им принес коньячный проект. В конце XIX века по-настоящему ценился лишь французский коньяк, остальные производители должны были называть свой товар «бренди».

В 1899 году Шустовы решают изменить ситуацию. Покупают обанкротившийся завод в Армении, а младшего из братьев, Василия, отправляют работать на французские алкогольные заводы. И не возвращаться, пока не узнает рецептуру местного напитка.

Шпионаж проходит успешно. Шустовы дорабатывают рецепт и через год после начала своей авантюры выигрывают Гран-при на выставке в Париже. Когда выяснилось, что напиток сделал не француз, а иностранец, для Шустовых сделали исключение и разрешили писать на бутылках cognac.

В начале XX века семья предпринимателей занимала четвертое место в мире по объему производимого коньяка. После революции 1917 года заводы Шустовых национализировали, но напиток продолжали производить по той же технологии.

Его, кстати, очень любил Черчилль, и, заказывая себе по 400 бутылок в год, всегда называл на дореволюционный манер «Шустовским коньяком». Его поправляли, добавляя слово «бывший», но было бесполезно.

Прощай, немытая Россия

«Если Сытин научил страну читать Гоголя, то француз Генрих Брокар, приехавший в Россию в 1860-х годах, умыл. — говорит Елена Калмыкова. — Свои капиталы он заработал на мыле, которое стоило одну копейку и было доступно всем».

Первые полтора года Генрих Брокар проработал по найму во французской парфюмерной фирме, потом решил начать свое дело. Поставил в бывших конюшнях три котла, нанял двух рабочих и вместе с ними стал варить мыло.

Но он никак не мог полноценно зайти на рынок, пока жена Шарлотта Реве не дала совет, сделавший Брокара богачом. Она обратила его внимание, что аристократы выбирают только иностранное мыло, а остальным оно не по карману.

Парфюмер решил занять эту нишу и стал выпускать недорогое мыло в форме огурцов, лимонов, зайчиков и букв алфавита.

 

 

Но все-таки амбициозному французу хотелось большего, чтобы о нем все говорили и писали. Сохраняя мыльное производство, он начинает делать одеколон и проводит шикарную пиар-акцию.

В 1882 году на первой Всероссийской выставке он устраивает фонтан из своего нового цветочного одеколона. Посетители приносят из дома банки и сосуды, а те, кто не запасся, просто окунают туда платочки и даже пиджаки.

Кино будет!

Яков Щукин родился в крестьянской семье, служил военным фельдшером, а потом записался в купечество и занялся предпринимательством. Он открывал или арендовал рестораны в московских парках и продюсировал театральные мероприятия.

В 1890-х годах решил, что хочет создать в городе свою собственную культурную площадку, и поставил на карту все — вплоть до фрака, который заложил, чтобы напечатать афишу.

 

 

Щукин арендовал заброшенный пустырь в Каретном Ряду и вывез оттуда 50 тысяч повозок старого грунта. Купил чернозем, собственными руками сажал экзотические цветы.

Заказал в Европе специальную систему орошения и автономную дизельную электростанцию, чтобы сделать иллюминацию. Такого чуда техники не было тогда нигде в Москве. А еще ему пришлось купить название «Эрмитаж» — один сад с таким именем в городе уже был.

В 1895 году площадка с театром, буфетом и прекрасным садом официально открылась, За летний сезон сюда пришло более 70 тысяч посетителей. А через год, 26 мая 1896 года, Щукин организовал у себя первый в Москве общедоступный показ синематографа.

Он был прекрасным продюсером, но если видел расхлябанность или беспорядок, выходил из себя. Как-то раз он сделал замечание женщине, которая рисовала что-то зонтиком на прекрасной дорожке его сада. Она в ответ демонстративно сорвала цветок. Хозяин побледнел и указал ей на выход. Когда подбежал помощник Щукина и объяснил, что тот выгоняет балерину, с которой у театра заключен контракт, владелец велел заплатить ей деньги, но концерты отменить и в «Эрмитаж» больше не пускать.

Назло войнам и кредиторам

Купец Василий Прохоров неплохо зарабатывал на производстве пива, но ему не нравилось это занятие, а набожная жена постоянно жаловалась, что не может молиться за его успех.

Случай свел его с мастером красильного дела Федором Резановым в 1799 году. Вдвоем они решают открыть свое дело. Прохоров вкладывает деньги, Резанов знания, прибыль договариваются делить как 45% и 55% соответственно.

Дело шло неплохо, пока не наступил 1812 год. Резанов в это время открыл собственную мануфактуру, а потом Москву захватил Наполеон. Фабрика Прохоровых не пострадала в огне, но почти разорилась, а кредитовать их никто не соглашался.

На тот момент главе фирмы было под 60, а его сыну Тимофею — всего 15. Тот факт, что уже год как он управлял своим небольшим делом, все равно никого не вдохновлял.

«Тогда Тимофей обращается к купцам, которые сумели до пожара вывезти из Москвы некрашеные ткани, с просьбой дать в долг отрезы материи, чтобы он смог окрасить ее, продать и затем вернуть деньги.

Не зная хорошо Тимофея как мастера, купцы дают ему совсем небольшое количество. Юноша работает сутками, окрашивает ткани. И купцы, увидев, что работа даже лучше, чем у отца, дают тканей больше.

За следующие два года Тимофей Прохоров увеличил капитал фабрики в 10 раз», — говорит Калмыкова.

Формула счастья

Если снова вернуться к вопросу, что общего было в людях, сто лет назад начинавших свое дело, лучше всего на него ответят они сами. Один из детей Тимофея Прохорова немного старомодно, но очень точно описал свой секрет счастья:

«Одень меня в порфиру и злато, облей меня ароматами и возложи на голову венец из бриллиантов, я никогда не буду так счастлив и спокоен, как если занимаюсь своим делом в поте лица»

И в этой «формуле» они, пожалуй, близки друг другу и современным предпринимателям.

 

Кстати, некоторые из дореволюционных стартапов существуют до сих пор. Например, фабрика Брокара превратилась в бренд «Новая Заря», Прохоровская мануфактура работает до сих пор под вторым своим названием — «Трехгорная», хоть и сменила место. Коньяк со знаменитым шустовским колокольчиком можно найти в магазинах. И сад «Эрмитаж» открыт для гостей ежедневно до позднего вечера.

 

 

Материал оригинанльной статьи: https://megaplan.ru/letters/top-7-startapov